Вернуться

Юрий Самохин
кандидат педагогический наук

Краеведческий музей в школе:
необходимое осмысление.

XXIII Всероссийский семинар
"Музей и подрастающее поколение".
Сборник материалов. - М., 2001 г.

Последние два-три года краеведческий музей стал совершенно особым явлением нашей жизни! Будь то музей отраслевой или территориальный, музей выдающегося деяния человека или выдающегося явления природы. И почти каждый из них можно трактовать как музей краеведческий, ибо музей предполагает отражение человеческого труда и опыта в пространстве и времени, а посетители, да не просто, а юные посетители - наследуют этот опыт, чтобы пронести его в будущее. И в этой связи, наиболее волнующим событием в культурной жизни любого локального региона является открытие и работа школьного краеведческого музея.

Иными словами, в образовании - музейный бум!

Для столичного образования своего рода отмашкой в этом направлении явилось празднование 850-летия со дня основания Москвы. Музей в школе, музей для школьников, музей как продолжение учебного процесса, как наполнение воспитательной работы... Но почему именно музеи и именно в последние годы? По видимому, в общественном сознании появились признаки крайнего предела терпению: система образования уже не может переносить, около десятилетия (1989-1998 гг.) продолжающегося, поношения духовных и природных святынь народа; это разрушает преемственность поколений, ведет к нравственному разрыву между родителями и детьми. Вызывает тревогу навязывание школам под видом “духовного” или “свободного” воспитания иностранных религиозных культов, попытка внедрения полового просвещения, разрушающего естественные демографические процессы; беспокоит подмена реальной воспитательной работы психологической службой, манипуляции которой с детьми нередко осуществляются без письменного согласия родителей. Неоднозначным явлением нашей жизни представляется не просто попытка исказить ценностные ориентиры населения, через внедрение в школы разрушительных новаций, направленных на взращивание индивидуализма, но, главное, отказ от адаптационных традиций народа, от духа артельности, коллективизма, от естественных для классической русской, а затем и советской школы педагогических принципов коллективного воспитания. Невозможно строить обучение и воспитание на разрушении “своих” традиционных ценностей и восхвалении “чужих”, даже если они навязываются обществу реформаторами образования эпохи А.Г. Асмолова под видом “общечеловеческих” ценностей.

Реально противопоставить разрушению можно лишь созидание, но созидание немыслимо в отрыве от коренных достижений традиционной культуры народа. Правда, рассматривая человека как феномен культуры, легко можно потерять ориентировку между социальной и биологической его составляющей. Если же исходить из того, что культура это и есть движение от биологического к социальному, то начинает выстраиваться вполне законченная схема, в которой место культуры в жизни человека можно определить как связь организма с ландшафтом, то есть со своей территорией или “малой родиной”. И в этом смысле краеведение - это механизм освоения новыми поколениями традиционной культуры взаимодействия со своим ландшафтом. Краеведческий подход, таким образом - это реализация принципов природосообразности и культуросообразности в воспитании и обучении, а школьный краеведческий музей - разумная форма их интеграции, через включение в учебно-воспитательный процесс принципа целесообразности, позволяющего уравновесить прошлое и настоящее каждой территории через обновляющуюся во времени традицию выживания народа.

Конечно, создания материальной культуры, потерявшие технологический смысл, начинают либо разрушаться, либо требуют специальных усилий для их поддержки. Духовная культура, понимаемая как традиция, также требует смысла, но уже адаптационного краеведческого смысла, за пределами которого и духовная культура начинает умирать без специальной поддержки. На этом противоречии основано взаимонепонимание, к примеру, органов культуры и представителей церкви относительно некоторых памятников, да и помещений. Но благоговейная живая молитва перед святым образом, в отличие от праздного рассматривания расписанной иконописцем доски, выдернутой из иконостаса, все-таки адаптационно более актуальна. А именно действенность в трансляции адаптационных механизмов и является главной задачей краеведческого музея, отличающегося прежде всего непосредственной живой связью с носителями культуры. Иными словами, краеведческая экспозиция всегда адаптационно актуальна. Разрыв с живой традицией, то есть разрыв с жителями той местности, которой посвящен музей - путь к отмиранию краеведческого смысла музея, в лучшем случае, путь на консервирование некоторых адаптационных достижений прошлых эпох, с дальнейшим превращением их в историческую, природную или искусствоведческую коллекцию, в форме музея.

И здесь необходимо отметить, что краеведческий подход предполагает рассматривать человека не просто как отдельного индивидуума, личность. В краеведении человек выступает структурным элементом некой общности: семьи, общины, коллектива, этноса, народа, т.е. с разных позиций формирование человека предполагает включенность в группу, изучение которой смыкается с традицией русской, советской, отечественной педагогики, ее опытом воспитания и обучения в коллективе и “через коллектив”. Краеведческий музей, и школьный краеведческий музей в частности, в этом аспекте, это всегда отражение коллективных духовных и материальных достижений народа, а поэтому роль музейной экспозиции в сохранении традиционных базовых ценностей старшего поколения и осознание их новыми поколениями - незаменима.

Необходимо также отметить и то, что в школьных краеведческих музеях, экспозициях и стендах, в силу естественной в работе с населением и детьми органичности содержания, уровень воспитательной и учебной работы школы представлен зримо, то есть исчерпывающе отражен в музейных экспонатах и материалах, причем не только в ретроспективе, но также и в новых проектах текущей работы. Ничто не возникает на пустом месте, а значит возможность ретроспективного взгляда на жизнь школы, микрорайона или поселка, позволяет увидеть актуальный потенциал не только школы, но и целого ряда муниципальных структур. Это понимает большинство из вдумчивых руководителей, и поэтому неудивительно, что школьные краеведческие музеи нередко интересуют руководителей образования, местных органов власти, деловых кругов. Музей замечательная возможность оценивать компетентность и уровень и педагогического коллектива, и ряда других организаций, чья деятельность связана с населением. Иные способы трудоемки и субъективны.

Однако “поддержка” чиновников и спонсоров при всей своей насущности в организации музеев, нередко подталкивает школы к профанации музейной работы, что ведет к созданию “музеев” на замке, ключ к которым отыскивается лишь в торжественных случаях. И это естественный процесс. Особенно если подходить к созданию музея с позиции “временщика”, рассматривая его “открытие”, “регистрацию” и работу с точки зрения удовлетворения сиюминутных интересов, приуроченных к дате или событию, взамен последовательного решения долгосрочных учебно-воспитательных и научных задач экспозиции. Но огульно обвинять администрацию школ с “музеем на замке” в отсутствии понимания своих истинных задач не стоит. Нередко внешние обстоятельства лишают школу инициативного, преданного своему делу человека, и замок - либо попытка сохранить экспозицию за школой, либо попытка “законсервировать” экспозицию для новых поколений. Но в этом случае подобный школьный “музей”, безусловно, не сможет решить рассмотренных выше адаптационных задач.

Совершенно понятно, что основой создания краеведческой экспозиции в школе является личная заинтересованность увлеченного, преданного своему делу педагога. И таких людей не много. Более того, начать строить краеведческую экспозицию с нуля чаще всего способен лишь молодой специалист-учитель, чья инициатива еще не придавлена унизительной зарплатой и возрастом, а подготовка в педагогическом вузе подкреплена опытом внеклассной, внешкольной работы в коллективах дополнительного образования. Конечно, педагогов, способных возглавить школьный краеведческий музей необходимо готовить и это особая задача, но самое главное, чтобы такая подготовка велась не формально, чтобы она выходила за пределы голой методологии. То есть человеку, задумавшемуся о создании краеведческой экспозиции, необходимо показать не только содержание руководящих документов, но, главное, показать глубинный, человеческий смысл и пафос передачи духовного и материального наследия от поколению к поколению, значимость краеведческой работы как опоры на труд и подвиг предков в определении судеб воспитанников и учеников. Педагог-краевед должен знать, что любой творческий вклад педагога в дело образования и воспитания детей в авторитет того дела которому он считает себя призванным, в рамках должностных обязанностей и за их рамками - также может быть оценен как подвиг, от глагола подвигнуть, значение и вес которого будет адекватно воспринят и не будет забыт детьми, коллегами, обществом, а значение его не убудет со временем, откладываясь в его личный профессиональный творческий актив.

Только в этом случае задачи общества и личный потенциал педагога вступают в единство, становятся взаимно необходимыми. А краеведческий музей - детище учителя, краеведа и гражданина в одном лице силами его воспитанников, родителей и друзей, не формально, а по существу, приобретает статус истинно народного, то есть самобытного отражения культуры и многолетнего быта земляков, а значит и отражения человеческих судеб, нераздельно с которыми существует и природа той земли, того островка вселенной, что мы именуем Родина.